«Нашей первой точкой был гараж». С начала войны проект «Этос» помогает украинцам в Армении

«Нашей первой точкой был гараж». С начала войны проект «Этос» помогает украинцам в Армении

Кратко
Мы побеседовали с его основательницей — Василисой Борзовой
Тэги
О проекте
Опубликовано
August 23, 2022
Решения

Проект «Этос» — первая инициатива помощи украинцам в Армении. Все началось весной, в обычном ереванском в гараже, где активисты собирали и распределяли гуманитарку. Сегодня «Этос» помогает пострадавшим с самыми разными запросами: жилье, питание, работа, языковые курсы. Кроме жителей Украины, волонтеры также поддерживают людей из Нагорного Карабаха. Проект запустила Василиса Борзова— россиянка, которая до начала войны занималась политической философией. Мы созвонились с ней и поговорили о том, как она оказалась в Армении, в чем особенность работы в этой стране, а также разузнали, какая помощь на сегодняшний день нужна больше всего. Ниже мы приводим монологи Василисы от первого лица:

До войны я жила в России и занималась платформой политических дискуссий «Пространство Политика». Мы организовывали открытые встречи, дебаты, собирали людей с разными точками зрения. Пытались заинтересовать политическими процессами рядовых граждан. Еще я училась в «Шанинке» (Московская высшая школа социальных и экономических наук - прим. Reshim.) на программе политическая философия. Изучала современные теории демократии. Если совсем простым языком, то узнавала, какие есть пути достижения демократического равенства в обществе.Потом случилась война, и все это на какое-то время потеряло смысл. Говорить о политике в России и раньше было тяжело, но после 24-го февраля стало невозможно. Для меня это был уже этический вопрос. Могу ли я вовлекать людей в политику, говорить, что политика — это часть их жизни, в стране, где за такие разговоры сажают в тюрьму? Поэтому я решила найти другое применение своим навыкам.

«У меня были предубеждения насчет Армении»

В Ереване я оказалась случайно, это была моя точка транзита. Как и многие, я собиралась в Грузию. Но посмотрев на Армению, поняла, что это очень приятная страна, с очень добрыми людьми. К тому же тут не было никакой серьезной поддержки украинцев.

Переехавшие в Армению россияне каждый день выходили на антивоенные митинги, протестовали. Несмотря на активную позицию, большинство из них выглядело растерянными. Никто не понимал, что вообще делать. Хотелось помочь, но как?

Я тоже ходила на эти митинги и завела там много знакомых. Впоследствии эти люди стали нашими волонтерами. Я тогда сразу же запустила телеграм-канал, создала отдельные чаты для тех, кто хочет помогать и кому нужна помощь.

Признаюсь, поначалу у меня были предубеждения насчет Армении. Я опасалась, что меня за мою активность могут просто депортировать. Ну вроде как Армения в ОДКБ, сильное российское влияние. На самом же деле разговоры о про российской Армении во многом стереотипы. Тут все совсем не так, как в России. Местная полиция защищает митингующих, помогает выстроить маршрут. Никто не требует согласований, и, конечно, никого не задерживают. Даже защищают от провокаторов.

За все время, что я тут нахожусь, мы ни разу не слышали про экстрадицию активистов. Есть, конечно, кейс Тани Щукиной, но мне кажется, ее дело не было политическим, хотя там явно полно нарушений.

Со стороны армян к нам нет негатива. Правда, многим обидно, что на Карабахский конфликт, где Украина поддерживала Азербайджан, не было такой активной реакции.

Первая волна украинцев

В первый месяц войны в Армении оказалось примерно 4 тысячи граждан Украины. Большинству из них требовалась помощь и поддержка. В середине марта мы стали проводить разовые акции по сбору гуманитарной помощи. Сначала думали отвозить все прямиком в Украину, но скоро поняли, что помощь нужна и в Армении.

Люди приезжали и приезжали, но никакой серьезной поддержки им никто не оказывал. Если в соседней Грузии к тому моменту уже появилось большое число инициатив, то в Армении кроме нас прямой помощью пострадавшим не занимался никто.

При этом, как я и сказала, в Ереване оказалось огромное количество русских, готовых помогать. Этим нужно было воспользоваться.

Так у нас появилась идея открыть свой пункт помощи. Первое время мы сотрудничали с офисом украинской общины, куда приносили основную часть собранного. Потом эта организация начала делать свой проект, с большим упором на мероприятия. Мы же сосредоточились на гуманитарке.

Штаб в гараже

В апреле у нас открылась первая точка, куда нам начали приносить вещи, консервы, лекарства. Если прямо откровенно, то это был гараж. Буквально.

Гаражная культура в Армении яркая. В гаражах открывают ларьки, кофейни, магазины. У нас вот был гаражный пункт гуманитарной помощи, с листовками, с флагами.

С наступлением жары это стало проблемой. Гараж железный, он быстро нагревался, в нем было тяжело находиться. К тому же и продукты могли начать портиться. В общей сложности мы проработали в гараже почти три месяца. Особенно апрель и май выдались просто дико напряженными. Помощь отнимала все свободное время.

К счастью, совсем недавно у нас появился полноценный офис. Там уже другие условия, есть приемная, отдельный склад. Теперь у нас большая команда, и стало чуть посвободнее, есть возможность перераспределить нагрузку.

«Люди помогали нам 24/7»

Для многих Ереван — это транзитная точка. Люди ждут здесь визы, загранпаспорта. Но с недавних пор этот еще и «Мекка айтишников». Тут всегда живет какое-то количество активных людей из разных стран. В общем, сразу нашлись те, кто заинтересовался нашим проектом. Многие включились в работу на максимум. Для нас собирали не только гумпомощь, но и деньги на аренду нового офиса. К примеру, нам помогала владелица бара «Делай Культуру ДК» Марийка. Она устраивала благотворительные бранчи, а выручку отдавала нам на аренду.

Некоторые проводили на пункте буквально 24/7. Поначалу у нас было так много волонтеров, что мы даже не знали, как их всех задействовать. Хотелось, чтобы все чувствовали себя нужными и приносили пользу.

Сейчас в нашем рабочем чате около 120 человек, но реальное ядро — человек 40. В основном наши волонтеры — это приезжие из РФ или местные армяне. Они либо работают в IT, либо занимаются журналистикой. Мы рады, что смогли привлечь много местных, объединить людей из разных стран. По моим наблюдениям, проектам в Грузии с этим сложнее, они более замкнуты в себе. Хорошо кооперируются друг с другом, но вот с местными не так часто. Видимо, это особенности среды.

Василиса и волонтеры в штабе «Этос». Фото: личный архив Василисы Борзовой
Василиса и волонтеры в штабе «Этос». Фото: личный архив Василисы Борзовой

Помогать всем, чем можно

Мы помогаем всем, чем вообще можем помочь. В первую очередь это какие-то базовые вещи — средства гигиены, еда, необходимая одежда. Продукты, пожалуй, до сих пор самая частая потребность. Мы прямо пишем в соцсетях: несите то, или несите вот это. У нас даже есть специальная инфографика о том, что чаще всего нужно на складе.

image

Раз в неделю каждая семья может получить у нас гуманитарный пакет — набор самого необходимого.

Еще мы помогаем с трудоустройством, жильем, юридическими консультациями, психологическими, языковыми курсами, адаптацией и прочим. Это не значит, что мы все это делаем сами. Порой «Этос» выступает в роли связующего звена.

Мы собираем в телеграм-канале информацию о частных и государственных инициативах в Армении. Рассказываем у себя, кто еще помогает пострадавшим из-за войны, публикуем новости и анонсы об антивоенных мероприятиях и акциях.

Сначала мы управляли всем вручную. Позже у нас появилось внутренне приложение, которое нам сделал один из наших активных волонтеров. Там мы создаем специальные заявки на семью, расписываем каждую конкретную ситуацию, сортируем направления работы, назначаем ответственных на каждый участок. То есть постоянно держим связь с теми, кому нужна помощь.

Как устроена работа

Офис открыт с 10 утра до 9 вечера. Обычно к нам приходят жертвователи, или желающие поволонтерить, ну и сами просители помощи. Новые волонтеры проходят небольшое обучение. Мы объясняем им принципы работы, учим, как беседовать с пострадавшими, что спрашивать, на какие детали обращать внимание. Показываем им, как работает склад и приложение, как выдавать помощь.

Если заходят жертвователи, то мы знакомимся, берем контакты. Если приходят просители помощи, то также налаживаем с ними связь, выделяем им своего волонтера. В остальное время занимаемся рутинными делами: складом, инвентаризацией, не забываем снимать сториз, чтобы показывать нашу атмосферу в офисе.

В среднем за неделю к нам обращается около 15 семей. Как правило, семья — это три человека. Мы также очень много сил тратим на отчеты и публикуем ежедневные, еженедельные и ежемесячные сводки.
Обстановка на пункте помощи. Фото: личный архив Василисы Борзовой
Обстановка на пункте помощи. Фото: личный архив Василисы Борзовой

Главная потребность

Часто у нас бывают нестандартные запросы. Тогда мы бросаем клич в канале, расписываем, что у нас за ситуация. К примеру, вот есть семья из Днепропетровской области, им негде жить, нужна квартира, помогите собрать на первый месяц аренды. Жилье — вообще довольно частая потребность.

Аренда в Ереване очень дорогая, даже дороже, чем в Тбилиси. Естественно, у многих прибывших сюда украинцев таких денег нет.

Нередко люди заезжают в совершенно пустые квартиры. Само собой, они не могут покупать мебель или банально приобрести пылесос. Мы пытаемся им помочь.

В наших ближайших планах — запуск шелтера. Это не дешевый проект, поэтому мы ищем разные грантовые возможности. Жилье очень нужно, и люди согласны жить в шелтере. Даже если мы сегодня откроем шелтер, ну, скажем, на 20 человек, то он полностью будет забит. Пока же наша армянская волонтерка помогает находить либо временное размещение, либо наиболее приемлемые по ценам варианты. Раз в неделю мы публикуем в канале хороший вариант с недорогим жильем в Ереване.

Другая помощь

Помимо вещей и предметов первой необходимости, мы также предлагаем языковые курсы. С апреля мы запустили курс армянского с проектом «Ковчег». Они помогли нам с помещением. Для жителей Украины курсы бесплатные, деньги от остальных студентов идут на помощь переселенцам.

Армянский охотно учили много людей, но, к сожалению, студенты быстро потеряли интерес. Наверное, потому что в Армении можно вполне обходиться только русским. У людей пропадает мотивация.

Раньше у нас был разговорный клуб, который запустил американский волонтер. С сентября мы организуем курсы украинского языка. Их будет вести украинка за фиксированное пожертвование. Это поможет ей обеспечить хоть какой-то заработок.

Теперь у нас есть свое помещение для занятий, но оно все равно очень маленькое, и много людей там не соберешь.

Вообще, мы хотим больше внимания уделять именно мероприятиям. У нас на этот счет много идей и разных инициатив, в частности, от волонтеров, которые к нам приходят. К примеру, одно время наша жертвовательница Ирина проводила мастер-классы по йоге. Йога помогла нам собрать очень много пожертвований.

Ребята из Мариуполя. Фото: личный архив Василисы Борзовой
Ребята из Мариуполя. Фото: личный архив Василисы Борзовой

Дальнейшие планы

Сейчас мы готовимся к новому потоку украинцев из Грузии, где государство сокращает объемы помощи. Возможно, больше людей будут ехать из оккупированных территорий, или даже из России. Очень бы хотелось участвовать в интеграции в Армении и россиян, и украинцев и даже попробовать выстроить между ними диалог.

Пока нам очень не хватает организаторских ресурсов. Надеюсь, что у нас появятся такие кадры, которые смогли бы настраивать все эти процессы.

Мы ведь также помогаем пострадавшим в войне в Нагорном Карабахе, где периодически обстановка обостряется. Для нас это тоже очень важное направление.

Мы не забываем о том, что в Армении тоже война. Это очень болезненная тема, мы стараемся работать по ней, взаимодействуя с армянскими НКО.

По прошествии времени мы, конечно же, замечаем, что интерес к волонтерству стал угасать. Но пока эта тенденция не такая явная. Да, теперь мы сами закупаем больше продуктов, чем нам приносят, но их ведь все равно приносят.