Помогаем уехать: «Мы объединились вокруг общей идеи»

Помогаем уехать: «Мы объединились вокруг общей идеи»

Кратко
Кто действительно хочет помочь, всегда найдет для этого способ. Даже если придется не спать сутками, работать не покладая рук и отказаться от прежней жизни. Об этом хорошо знают основатели «Помогаем уехать».
Тэги
О проекте
Опубликовано
April 16, 2022
Фото: Nika Ergemlidze
Фото: Nika Ergemlidze

Как появился проект

Все началось с одноименного чата. В первый же день войны его запустила журналистка The Insider Настя Завьялова, а также Натурико Миминошвили и Юлия Лютикова. Поначалу в нем публиковали общую информацию о способах эвакуации. Причем не только из Украины, но и из России и Беларуси. Через несколько дней туда стали поступать адресные просьбы. Пришлось реагировать. Так приоритет сместился в пользу беженцев из Украины.

«24-го числа у нас у всех была единая реакция на происходящее — ужас и скорбь. И у каждого был один вопрос: «Как я могу помочь?» 24-го вечером мы все стояли у посольства Украины», — рассказывает Алина Музыченко, сооснователь Kultrab и руководительница отдела эвакуации в «Помогаем уехать».

💪
Всего за месяц чат превратился в структуру с несколькими отделами, четко выстроенными процессами и собственными технологическими решениями.

«Сначала там было три человека, потом десять, потом пятнадцать, потом двадцать, потом сорок. Все это были наши друзья, мы писали там просто о том, что происходит, кидали новости, и в течение пары часов канал структурировался», — рассказывает одна из основательниц проекта Натурико Миминошвили.

До войны некоторые ребята уже работали в общественных организациях и НКО. Этот опыт помог им быстро и грамотно выстроить процессы помощи.

«Я занималась оппозиционной политикой в России, работала в НКО, участвовала как волонтер в разных гражданских и благотворительных проектах, - рассказала Reshim. глава отдела PR и внешних коммуникаций «Помогаем уехать» Ирина Фатьянова. По ее словам, остаться в стороне, когда «твоя страна напала на соседнее государство» и там погибают мирные люди, просто невозможно.

«Вот и я на второй день войны присоединилась к проекту, когда он еще только превращался в то, чем в итоге стал», - говорит Ирина.

Поиском волонтеров занялась бывшая кастинг-директор Милена Бессонова. Сбор пожертвований организовали Ирина Фатьянова и Саша Лу из команды Навального. Перевод финпомощи украинцам взяла на себя студентка из Киева Катя Плевако.

«23 февраля у меня был день рождения, а 24-го началась война», — рассказывает «Холоду» Егор Еремеев, один из сооснователь Kultrab, а теперь операционный директор проекта «Помогаем уехать».

«Я пошел на митинг к посольству Украины (не в России), потом встретился с друзьями и узнал о создании телеграм-чата ... В первый день там собиралась информация и инструкции, как уезжать, почти сразу запустился краудфандинг».

По словам Егора, тем же вечером он решил присоединиться к проекту. Именно он создал телеграмм-бота, который обрабатывает запросы на эвакуацию. Это позволило ускорить и автоматизировать работу, следовательно быстрее и оперативнее помогать людям.

Сам процесс вывода пострадавших из зоны боевых действий Егор называет сверхзадачей.

«Работа в проекте помогает мне находиться в трезвом сознании, я занимаюсь делом, которое помогает людям — и это дает мне силы пережить тяжелое время», — отмечает он.

Фото: Vasily Krestyaninov
Фото: Vasily Krestyaninov

Алгоритмы помощи

В первые недели команде удалось развернуть целую волонтерскую сеть и установить инфраструктуру для управления потоками информации.

«Первые четыре дня я не мылась вообще, не была в душе. Только чистила зубы и умывала лицо. Сначала мы работали из дома штабом из троих человек, потом нас стало четверо, потом десять», — рассказала «Холоду» Алина Музыченко.

Зато теперь «Помогаем уехать» — это 11 членов совета учредителей, а также более 300 волонтеров со всего мира, которые работают в пять смен. За сутки им удается помочь более тысяче человек.

Одни пострадавшие пишут, чтобы узнать информацию. Ходят ли автобусы, есть ли билеты. Других буквально приходится спасать — выводить из зоны оккупации, прятать от обстрелов. У волонтеров есть инструкции на все случаи жизни. Это и карты мест, где можно бесплатно заночевать, карты сражений, даже фиксеры на местах.

Все работает по определенному алгоритму. Сначала пострадавшим помогают оказаться в безопасном месте. Затем рассказывают о вариантах помощи, например, о возможности подождать “зеленый коридор”. Потом делятся контактами водителей, которые вывозят людей из зоны боевых действий. Позже объясняют как перейти границу, что нужно иметь с собой, что делать после. Людей консультируют и координируют на трех языках - украинский, русский и английский. Часто операторы остаются с беженцами на связи на протяжении всего пути. За месяц войны 19-летняя художница и редакторка телеграм-канала «Помогаем уехать» Люля Лютикова дистанционно сопроводила больше 800 человек.

«Я постоянно думаю о каждом из них и не могла бы работать в эти дни без успокоительных», — рассказала Люля журналу DOXA.

Некоторые пострадавшие также находятся в подавленном состоянии: плачут, боятся выходить из укрытия. С такими работают психологи. Волонтеры звонят или пишут им раз в несколько часов. Спрашивают, как они себя чувствуют, какая вокруг обстановка. Особенно сложными кейсами занимаются супервайзеры — так в проекте называют тех, кто следит за всеми тематическим чатами в телеграме и добывает новую информацию.

«За время работы в проекте, я осознала две вещи, — рассказала Reshim. Катя Плевако из отдела финансовой помощи. В мире, в которым ты живешь, нельзя быть аполитичной, и еще лучше не пропускать сеансы с психологом».

Фото: Nika Ergemlidze
Фото: Nika Ergemlidze

Самый сложный день

Прока в проекте работают бесплатно. Выживать получается за счет общественной поддержки: люди покупают и привозят еду, волонтеры делят между собой жилье. У ребят появился офис. Психологическую помощь оказывают не только беженцам, но и самим волонтерам. Иногда им тоже трудно справиться с эмоциями и сохранить самообладание.

«Каждый день мы сталкиваемся с новыми вызовами, - говорит Ирина Фатьянова.

То санкции влияют на сбор денег, то гуманитарные коридоры не открываются. По ее словам, самым сложным был момент, когда она села в такси и прочитала пост про женщину из Бучи, опознанную по маникюру с сердечком.

«Я проплакала полчаса. Не могла остановиться. Руки опустились. Я не могу понять и принять такую жестокость, мне больно и душа превратилась за эти два месяца работы в тряпку. Страшно перестать чувствовать, зарасти броней, а еще находить снова и снова мотивацию что-то делать. Такие дни, когда я испытываю такие чувства, самые тяжелые».

Почти у каждого участника проекта есть своя история о том, как они оказывались на пределе.

«В начале апреля я связалась с мальчиком, который оставил заявку на эвакуацию, — вспоминает Катя Плевако. Когда я спросила его, чем мы можем помочь, он ответил — уже ничем, разве что с похоронами родителей».

«Меня это просто добило, — рассказала Катя, видимо просто накопилось. Эта война, мои родители в Киеве, друзья».

После этого Катя попала в больницу. Сейчас она снова в строю и продолжает руководить финансовой помощью.

Более 30 тысяч эвакуированных украинцев

Менее чем за месяц проект собрал почти 120 тысяч евро. Сейчас эта сумма гораздо больше. На нужды украинцев, связанные с эвакуацией переведено более 150 тысяч евро. Кроме этого проект оказывает финансовую поддержку партнерским волонтёрским организациям, которые работают в регионах Украины или помогают тем гражданам страны, которые уже пересекли границу и к примеру нуждаются во временном жилье. Пострадавшим также покупают лекарства, еду, оплачивают билеты и другие расходы.

Команда постоянно растет. К ней присоединяются новые волонтеры. Для них регулярно проводят обучение и тренинги. Одних приводят знакомые, другие находят проект сами.

«Я художница, с начала войны не могу толком ничего делать, проваливаюсь в думскроллинг» — рассказала Reshim. Святослава Малыгина, волонтер-оператор бота помощи в эвакуации. Самое разрушающее для меня — это бессилие. Репосты в соцсетях и донаты нуждающимся особо не помогают».

До этого Святослава уже была волонтером в Беларуси в 2020 году. Потом она встречала украинских беженцев на вокзале в Польше. Однажды она случайно прочла в сторис про «Помогаем уехать» и присоединилась к команде.

«Участие в проекте возвращает хоть какое-то ощущение собственной субъектности. Что ты не просто щепка в этой бездне горя, боли и несправедливости. Ты делаешь что-то полезное», - говорит Святослава.

Новеньких волонтеров проверяют во всех чатах: от кого он пришел, какой у него род деятельности. Многие из них граждане России, а некоторые даже работают из этой страны. Это может быть очень небезопасно. Людей стараются уберечь, проинформировать обо всех рисках. Но окончательное решение человек принимает сам.

«Мне хочется, чтобы люди сплотились и победили свой страх без всякого лидера. Самые большие и лучшие протесты — это когда люди выходят сами, не по указке. Как наш проект «Помогаем уехать» — мы просто объединились вокруг общей идеи», — приводит «Холод» слова Саши Лу из команды фандрайзинга.

💪
С начала войны проект помог более чем 50 тысяч человек: от информационной поддержки и ответов на вопросы, связанных с эвакуацией, до сопровождения людей к границам и финансовой помощи (оплата транспорта и жилья). Сейчас в канале «Помогаем уехать» почти 85 тыс. подписчиков.

В соцсетях их благодарят и предлагают помощь. Проект стал примером того, что иногда надо действовать «прямо сейчас», помогать кому возможно помочь и стараться максимизировать свои усилия. Это не всегда дает результаты, но в случае «Помогаем уехать» они оказались даже выше любых ожиданий.