«Мы работаем, чтобы ЛГБТ–персоны помнили, что они не одни»

«Мы работаем, чтобы ЛГБТ–персоны помнили, что они не одни»

Кратко
Что активисты говорят про новый закон о «пропаганде»
Тэги
О проекте
Опубликовано
December 6, 2022

В России окончательно приняли гомофобный закон о «запрете пропаганды ЛГБТ, педофилии и смены пола». Вчера этот документ подписал Владимир Путин. Теперь за нарушение нового закона физическим лицам грозит штраф в размере до 400 тыс. рублей, а юридическим — до 10 млн. При этом границы так называемой пропаганды очень размыты. Это создает риски того, что новый закон будут применять избирательно, скорее всего в репрессивных целях.

Мы поговорили с Р., представителем центра социально-психологических и культурных проектов «Ресурс ЛГБТКИА Москва». Он рассказал нам, что означает принятие закона для ЛГБТ-персон в России, какие дополнительные риски им грозят в контексте войны и куда можно обратиться за помощью.

— Что новый закон означает для ЛГБТ-персон в РФ?

— Для ЛГБТ–персон, которые остаются в РФ, он станет ещё одним дискриминирующим, нарушающим наши конституционные права законом. Государство продолжает насаждать гомофобию, бифобию, трансфобию и прочие стигматизирующие факторы под соусом заботы о мифических «традиционных ценностях».

Воздействие стресса меньшинства (хронически высокий уровень стресса, с которым сталкиваются члены стигматизированных групп меньшинств — прим. ред.) на ЛГБТ–персон станет сильнее. Меньше информации, меньше репрезентации в массовой культуре, меньше возможностей для открытой интеграции в гетеронормативное общество.

Все это будет отрицательно сказываться на физическом и психическом здоровье всего общества, а не только тех, кто идентифицирует себя с ЛГБТ–сообществом. Закон репрессивный, направлен на то, чтобы активизировать самоцензуру, доносы, охоту на неугодных режиму личностей, чему мы уже видим подтверждения.

Как вы думаете, зачем властям вообще понадобилось его принимать?

— Режим продолжает заниматься тем, что делал последние 20 лет, а именно, стремится отвлечь внимание от настоящих проблем в обществе. Он вносит в повестку популистские устаревшие темы, изображает кипучую деятельность. Неудачи в развязанной войне вынуждают государственный аппарат вспоминать о самых дремучих, примитивных способах вернуть расположение электората.

Какие дополнительные риски возникают для ЛГБТ–персон и особенно активистов в контексте войны?

— Часть нашей команды уехала из страны с началом войны. Те, кто остались и продолжают проводить мероприятия — рискуют быть мобилизованными. Также они подвергаются риску преследования за свою антивоенную позицию. Кто-то выражает её в соцсетях (в том числе запрещенных в РФ), кто-то самоцензурируется ради того, чтобы иметь возможность продолжать помогать сообществу. Это личное решение каждо_й.

Возросла нагрузка на нашу психологическую службу, мы получаем больше обращений. Во избежание облав с повестками, мы вынуждены пересматривать протоколы безопасности для очных мероприятий: например, для групп поддержки.

У нас нет своего помещения, мы договариваемся с дружественными площадками и вот, свежий кейс: нам пришлось отменить мероприятие, потому что в одном из пространств проходят обыски в связи с поддержкой политзаключеных. Трудно отделить это от контекста войны. Сейчас кажется, что все риски накладываются друг на друга, усиливая тревогу, снижая устойчивость.

Станет ли проще ЛГБТ-персонам из РФ получить убежище на Западе?

— Да, предпосылки к этому есть, вероятно кейсы для получения убежища могут стать более весомыми. На самом деле, представители ЛГБТ–сообщества и без этого закона поражены в правах. Так что здесь надо скорее обращать внимание на нюансы законов той страны, куда ЛГБТ–персона хочет уехать с целью получения убежища.

Куда обращаться российским ЛГБТ-персонам, которым нужна помощь, помимо вашего проекта?

— ЛГБТ–активисты продолжают работать на благо сообщества, даже если им пришлось уехать из страны. Вот неполный список инициатив и организаций, к которым можно обратиться за помощью: Российская ЛГБТ сеть, Выход, Центр Т, Маяк, Сфера, Радужный мир, Квир Медиация, Альянс гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие и другие.

Мы работаем, чтобы ЛГБТ–персоны помнили, что они не одни. Рядом есть люди готовые оказать поддержку.