EN RU UK

0

Science For Ukraine. Кто и как помогает украинским ученым

Science For Ukraine
Education & Literacy
В ноябре прошлого года Андрей Витренко, первый заместитель министра образования и науки Украины заявил, что в результате полномасштабного вторжения России около 15% ученых покинули страну. Большая часть из них находится в Евросоюзе, и на сегодняшний день там существует много программ поддержки исследователей из Украины. Но в начале войны помощи было ждать неоткуда, поэтому научное сообщество самоорганизовалось, чтобы поддержать коллег, попавших в беду. Сегодня мы расскажем о проекте Science For Ukraine, который объединил ученых со всего мира, чтобы дать возможность украинцам продолжать научную работу. Мы поговорили с координаторкой Сашей Иващенко и узнали, как именно помогает инициатива, почему нельзя назвать такую поддержку «утечкой мозгов», как ученые адаптируются к новым условиям и многом другом.

Саша Иващенко

Совершенно спонтанно

Уже почти 10 лет Саша Иващенко живет в Нидерландах. Родом она из Черкасской области, а училась в Киевском университете имени Тараса Шевченко. Ее научная область — медицинская ядерная физика — не слишком развита в Украине. Поэтому после учебы Саша поступила в аспирантуру нидерландского университета, а потом осталась работать в стране. Полномасштабное вторжение России в Украину выбило ее из колеи, ведь многие родственники и друзья до сих пор живут там. По ее словам, она не могла даже работать.

Вскоре Саша увидела в соцсетях пост с хештегом #ScienceForUkraine. Так она узнала об одноименном проекте помощи украинским ученым и присоединилась к нему в качестве волонтерки.

Проект образовался совершенно спонтанно. Его запустила Санита Рейсоне — главный координатор в области гуманитарных и социальных наук в Национальной Библиотеки Латвии. Когда началась война, она координировала исследование, в котором часть финансирования осталась неиспользованной. 25 февраля Санита написала в Твиттер, что приглашает ученых из Украины в счет этих средств поучаствовать в исследовании. Также она попросила коллег, у которых сложилась похожая ситуация, размещать такие же посты с хештегом.

И это сработало: ученые по всему миру стали предлагать украинцам места в своих проектах. 26 февраля Саша и еще один ученый начали помогать Рейсоне собирать эти посты, а на следующий день волонтеров было уже четверо. Через неделю, также с помощью волонтеров, сделали сайт, где собираются все посты с хештегом #ScienceForUkraine. Здесь же ученые могут предложить помощь своим коллегам из Украины, а те в свою очередь найти подходящее предложение и ознакомиться с архивом программ финансирования и инициатив поддержки.

Санита Рейсоне

«Наша роль очень маленькая»

На пике в проекте участвовало 170 волонтеров, сейчас их около 120 со всего мира. По словам Иващенко, главная задача волонтеров–ученых заключается в том, чтобы централизовать информацию, а также проверять ее на подлинность и актуальность.

«Мы рады, что каждый день к нам на сайт регулярно заходят несколько тысяч человек. Постепенно все больше людей узнает о нем и начинают пользоваться. Мы пытаемся их поддерживать. Наша роль очень маленькая, потому что у нас нет своих финансов, но мы стараемся синхронизировать информацию и распространять ее», — говорит Саша.

Когда проект набрал обороты, стало понятно: для того, чтобы грамотно организовать работу, нужно распределить задачи между членами команды. Есть небольшой костяк из пяти человек, они уделяют больше времени координации проекта. У каждого из них свое направление: одни занимаются технической поддержкой, другие базами данных.

«Иногда есть дни, когда буквально 10–15 минут это занимает, а иногда ты на выходных можешь пять-шесть часов программировать или проверять данные», — признается координаторка.

Ее роль в проекте — поддерживать связи с профессиональными организациями, например, Marie Curie Alumni Association, участницей которой она является.

Также Иващенко отвечает за контакт с украинскими организациями. Саша стала первой украинкой в проекте, и очень важно, что есть человек, который может читать на украинском и русском, обрабатывать информацию. Для инициативы очень ценно, что она более глубоко разбирается в системообразовании научной сферы в Украине. Например, в Европе существуют не все карьерные фазы — так в большинстве стран не существует докторантуры, и ученые получают докторскую степень после аспирантуры. Таких различий немало и зачастую они порождают недопонимания в разговорах между коллегами, но благодаря Саше такие случаи сведены к минимуму.

Еще одна значимая часть ее работы — помогать соотечественникам, которые обращаются к проекту. Она объясняла украинским ученым как писать европейское резюме, как находить подходящие позиции. В первые несколько месяцев проект сопровождал подопечных вплоть до интервью и заключения контракта.

Саша с коллегами

«Мы стараемся поддерживать контакты с различными украинскими организациями, как, например, Рада молодых ученых при Министерстве Украины. С ними мы начали сотрудничать буквально через пару недель после запуска проекта. Мы постоянно на связи — они помогают нам получать информацию от университетов, чтобы лучше понимать, что нужно, мы также делимся полезной информацией. Благодаря этому мы лучше понимаем, что делаем правильно, и, что самое главное, что мы делаем неправильно», — рассказывает Саша.

Весной проект начали приглашать в различные волонтерские рабочие группы, мероприятия по нетворкингу, выступления на вебинарах.

Вернуться как можно скорее

На вопрос о том, что они могут делать не так, Иващенко приводит в пример ситуацию, которая сложилась в первые несколько недель войны. По ее словам, первая международная реакция была: «Давайте просто сейчас всех заберем!». Но в Европе не ожидали, что многие украинцы не захотят уезжать. А те, кто уезжали, делали это лишь потому, что были вынуждены, и планируют вернуться на Родину как можно скорее. Если в предыдущие пики миграции люди уезжали с целью остаться в странах Евросоюза, то сейчас все иначе. Большая часть переселенцев из Украины — это женщины, часто с детьми или родителями, которым нужен уход. Также часто это женщины, у которых мужья остались дома, поэтому они не будут переезжать окончательно. 55% украинских ученых — это мужчины, и если им меньше 60 лет, то они не смогут выехать.

Все эти нюансы нужно учитывать. Они означают, что необходимо создавать позиции, с условиями, которые люди ищут. У украинских ученых должна быть возможность вернуться, и самое главное, чего поначалу вообще не рассматривали — нужны позиции, на которых люди могут работать дистанционно. Большинство специалистов до сих пор находится в Украине. Они могли переселиться внутри страны, и необходимо помогать им, чтобы они могли оставаться частью мирового научного сообщества и продолжать свою работу.

Сейчас на сайте не более 10% дистанционных позиций, при том, что нуждается в них не менее 50% соискателей. Самая большая проблема — это бюрократия. Дело не в том, что люди не хотят помочь, а просто в Евросоюзе сложно устроить на работу человека, который физически не находится в стране. Над решением этой проблемы должны работать не только университеты, но и чиновники. Сейчас есть возможности приглашать украинских ученых для чтения нескольких лекций или оформлять оплату их работы как призы в научных конкурсах. Однако официальное трудоустройство чаще всего очень сложно и порой даже невозможно в некоторых странах.

По ее словам, первые пару месяцев украинские министерства и университеты опасались «утечки мозгов», но ситуация складывается совершенно иначе. Особенно молодые ученые хотят вернуться. Переживая трагедию войны, они видят в ней также и возможность изменить систему. Сейчас многие люди находятся за границей, у многих есть возможность подаваться на гранты. Они хотят получить новый опыт, улучшить знание иностранных языков, так как лишь максимум треть ученых в Украине владеет ими на уровне, достаточном для написания профессиональных статей. Ученые воспринимают это как возможность поработать в современной международной атмосфере, чтобы, вернувшись, дать новый импульс для развития отечественной науки.

«Конечно, есть ученые, которые не собираются возвращаться, но таких меньшинство — максимум 20%. И никто не знает, как ситуация сложится в будущем, например, есть люди, у которых разбомбили дома, и им просто некуда возвращаться на данный момент. Кто–то не хочет домой из-за психологической травмы, но неизвестно как поменяется их мнение через полгода-год. Многие из тех, кто пока не планирует возвращаться — активно сотрудничают со старыми коллегами и таким образом стремятся поднимать уровень науки в Украине», — отмечает Иващенко.

Наука в Украине сегодня

По словам Саши, многие украинские ученые очень недооценивают себя. Особенно поначалу они даже не пытались подаваться на позиции, которые собирали Science For Ukraine. При этом их высоко оценивают на международном уровне, особенно специалистов технических направлений. Все знают, что Украина известна своими успехами в компьютерных технологиях, но это не единственная сильная сторона местных ученых. У многих постсоветских стран хорошая техническая база, есть стереотип, что там много сильных программистов. Это действительно так, но в Украине неплохо развиты химия, физика и другие естественнонаучные направления. Также Саша отмечает развитие журналистики, искусствоведения и других специализаций, где необходимо грамотно работать с информацией и показывать то, как война влияет на страну и общество.

«Это чрезвычайно большой кризис и трагедия. Если мы перестанем показывать, что происходит — все забудут об этом. Бомбят многие города, очень важно сохранить наследие и документировать историю, которая создается прямо сейчас. На все эти направления выделяется бюджет, но ученые из гуманитарной сферы не настолько привыкли ездить заграницу и сотрудничать с зарубежными коллегами, в отличии от технических специалистов», — делится Саша.

Близкие Саши в бомбоубежище

Ситуация внутри страны зависит от региона и сферы деятельности. Все что можно было оцифровать и перевести в онлайн — перевели. Научная работа в лабораториях сейчас практически нереальна. Большинство реагентов, которые были до февраля прошлого года — использованы, а найти финансирование на новые пока нет возможности. Также очень мешают проблемы с электроэнергией. Очень проблематично поддерживать экспериментальную науку в таких условиях.

Многие университеты переехали в западную Украину, это позволяет налаживать сотрудничество с польскими институтами. Они отправляют сотрудников на несколько месяцев в польские лаборатории, где те проводят исследования и потом возвращаются обрабатывать данные. Таким образом руки одного сотрудника становятся руками всей лаборатории.

Прогресс, который никуда не пропадет

Говоря о том, как международное сотрудничество поможет решать гуманитарные проблемы Украины, Саша приводит в пример альтернативные источники энергии. Разработка солнечных батарей и других новых генераторов — это направление, куда рано или поздно придется двигаться каждой стране в мире.

Но для Украины оно важно прямо сейчас, есть большая нужда в генераторах, которые можно создавать прямо на местах, и уже совместно с польскими коллегами ведутся разработки концептов на этот счет. Это поможет обеспечивать энергией больницы, отапливать дома — и эти технологии останутся у страны. Также в Украине активно развивается дигитализация, все больше компаний переходит на электронный документооборот.

«Это прогресс, который никуда не пропадет», — уверена Саша.

Чем живет проект

Science For Ukraine не собирают донатов, у них нет постоянных спонсоров — пока удается справляться за счет взаимопомощи. Изначально небольшую финансовую поддержку оказала Национальная библиотека Риги, об этом позаботилась основательница проекта Анита Рейсоне. Затем Александра Иващенко организовала помощь от Marie Curie Alumni Association. Многие серверы, которыми пользуется проект, бесплатно предоставляют доступ к своим услугам.

До сих пор ни один волонтер не получает никаких денег за свой труд. Более того, координаторы стараются получать гранты как индивидуальные ученые, чтобы потом направить их на поддержку инициативы. Средства чаще всего направляют на организацию летних школ, вебинаров, тренингов.

В качестве примера таких мероприятий, Саша рассказала об ивентах в Люксембурге. Несмотря на то, что страна очень маленькая, местный университет принял немало ученых из Украины. Некоторые из них также координируют Science For Ukraine. Каждые пару месяцев проект вместе с университетом проводит мероприятия по нетворкингу: либо в самом учебном заведении, либо в гибридном формате, иногда в онлайне. Если это офлайн встреча, то украинские ученые, живущие в Люксембурге и поблизости, собираются, устраивают выступления, делятся информацией о европейской системе образования, грантовых возможностях, особенностях и отличиях местной научной сферы.

Ученые выкарабкивались из-под обломков

Ученые приезжают из Украины в Евросоюз, как и все другие беженцы, в совершенно разных состояниях. Есть люди, которые приехали с замечательными резюме, они бы без проблем нашли себе позиции, но психологически они оказываются не в состоянии работать. Одни сразу решают из-за этого не идти на научную работу, другие понимают, что не справляются через месяц-другой. Многим людям нужна психологическая помощь. В проекте есть ученые, которые выкарабкивались из-под обломков домов после обстрелов.

Ученые на акции в поддержку Украины

«Есть пример: две сестры — одна из успешно работает, а другая до сих пор тяжело переживает и не может собраться. При том, что это одна семья, они пережили одинаковые страдания. Для кого–то война стала травмой на всю жизнь, и без психологической поддержки не обойтись», — констатирует Иващенко.

По ее словам, заметно, что людям, которые пережили более травматический опыт — сложнее дается интеграция. Они не готовились переезжать, не составляли резюме, не выбирали, в какую страну ехать. Некоторые позиции включают не только места в проектах для украинских ученых, но и бесплатные услуги психолога. Спустя пару месяцев при поддержке университетов и специалистов, большинство ученых-беженцев адаптируются, и сами начинают помогать соотечественникам.

«Нужно создать место, где люди будут себя чувствовать безопасно. Где они могут отойти от шока и интегрироваться. Сколько это займет времени — зависит от ситуации. Но мы рады, что, когда это происходит, мы получаем письма с благодарностями, в которых люди рассказывают, что они сами стали активистами и поддерживают других», — делится Саша.

Есть также очень стойкие и пробивные люди. Саша приводит в пример одну лаборантку, которая работала в зоопарке — ей нравилось работать с детьми, показывать, как работает химия. Для нее нашли возможность шесть месяцев поработать в составе очень известной научной группы. За полгода ее научили как работать в современной лаборатории, подтянули язык. Благодаря этому она повысила профессиональный уровень, и ее позвали на постоянную работу в другой университет.

«Человека принимают на полгода, ему дают зарплату, но на самом деле это тренинг. Группы помогают украинцам, чтобы они улучшали свои навыки. Это очень важно понимать. Есть ученые, которые приезжают и думают, что будет финансирование, но в Европе очень тяжело с наукой в этом плане. Люди из Украины получают возможность поработать полгода-год на резервный бюджет. Но если после этого не будет возможности вернуться домой или найти гранты, надо стратегически готовить себя и подаваться на обычные позиции, которые получить нелегко. И это абсолютно нормально подаваться на 10 позиций и получить только одну из 10. Это очень тяжелая ситуация. Но нужно критически подходить ко всему и себя действительно готовить к будущему», — объясняет Саша.

Текущие потребности

Со временем проект меняется, например, становится все меньше индивидуальных вариантов поддержки, и все больше налаживается сотрудничество между научными группами. Это типичная эволюция: чем больше времени проходит, тем более важным становится университетское сотрудничество. Два месяца назад Science For Ukraine завели новую базу данных. Появились новые разделы на сайте, где украинские группы группы могут запросить помощь. Там они могут, например, получить новые реагенты или найти варианты для международного сотрудничества, чтобы подаваться вместе на гранты.

Встреча украинских ученых и представителей Польской академии наук

«Нам нужна помощь с распространением информации как в Украине, так и в Европе. Это нужно для того, чтобы все больше и больше групп связывались и пытались помочь. Также у нас очень много ученых и в Великобритании, где изначально было очень тяжело устроить людей. Но со временем из-за этих ограничений, они создали сестринские программы для украинско-британских университетов. Сейчас в рамках этих программ университеты могут сотрудничать, трудоустраивать украинских ученых также и дистанционно. Не все украинские университеты знают об этом. Нам важно, чтобы они ими пользовались», — говорит Саша.

Она надеется, что проект сможет помочь создать больше таких программ в других странах, потому что это один из немногих вариантов поспособствовать долгосрочному сотрудничеству и дистанционной поддержке людей, которые находятся в Украине.

По словам Саши, поддерживать ученых могут люди и не из научной сферы.

Например, недавно волонтерам через Раду молодых ученых передали большой список университетов, в которых ищут помощи с генераторами. Скоро проект начнет им помогать, и на это потребуются средства. Также можно помогать с поиском и закупкой научных материалов и книг, с изучением языков, предоставлять жилье, и, конечно, распространять информацию о проекте. — это то, что могут сделать люди не из научной сферы.

«Наука не только для ученых. Сейчас много вариантов оказания поддержки, главное чтобы было желание помогать», — уверена Саша.

Вместо эпилога

Только за первые три месяца проект помог около 1000 ученых из Украины. По словам волонтерки, несмотря на загруженность в проекте, она не перестала сосредотачиваться на науке.

Саша Иващенко

«Просто появилась еще одна работа, так же, как и у всех волонтеров. Люди, которые остались в проекте, нашли возможность балансировать свою работу и помощь. Мы очень благодарны всем, кто помогает. Я уехала 10 лет назад, и никогда не работала в науке в Украине. Но благодаря проекту я нашла там новых коллег, чему очень рада.  Без разницы, когда закончится война, мы будем дальше сотрудничать. Я надеюсь, что некоторые из них приедут к нам, а может мы будем вместе подаваться на гранты.

Также и ученые, которые выехали из страны, если решат не возвращаться, должны понимать, что они остаются украинцами. Сотрудничество нужно, как и в Украине, так и за ее пределами. Ситуация ужасная, но я надеюсь, что за счет связей, которые Украина сейчас создает, мы быстрее сможем поднять страну после того, как все это все закончится.

У меня очень много членов семьи в Украине. В данный момент я не могу дать им отопление, свет или выключить сирены. Но у меня есть возможность помочь людям, которые ищут работу — и я делаю это. Мне повезло создать здесь связи, и я хочу с их помощью поддержать других людей. Хочу помочь им так же найти возможности», — подытоживает Саша.

Comments

Write as Anonymous